May 4th, 2015

Я

Алексей Иванов "Географ глобус пропил"

Судя по другим рецензиям, Служкина либо любят, либо наоборот. Я книгу вчера только дочитала и пока ещё не определилась, как к нему отношусь. На протяжении большей части повествования он меня раздражал, честно говоря. На обложке моей книги написано: "История о счастливом и свободном человеке." Не увидела я там ни счастливого, ни свободного. Инфантильный чухан, равнодушный к жизни. Ничего ему не хочется и ничего не нужно (хотя, когда общается с дочкой, проскальзывало таки уважение к нему, хоть что-то у него вызывает эмоции). Вроде и жизнью своей недоволен, но и не меняет в ней ничего ("если вы недовольны местом, которое занимаете, смените его, вы же не дерево!" хотелось кричать ему в ухо). Хотя потом я вспоминала, что действие разворачивается где-то в девяностых и думала, что не так уж и просто тогда было что-то менять, тем более с багажом в виде маленькой дочки (фильм ведь я посмотрела много раньше, а там действие разворачивается в наши дни). Вот и думаешь, чего ж он сидит на попе ровно, даже жена уже запилила, а ему хоть бы что. Что это, лень? Слабость? Разочарованность в жизни? Нежелание становится как Будкин и идти против принципов, желание остаться честным человеком? В общем, к концу книги, я решила, что Служкин такой простой на первый взгляд, что он явно намного глубже, так просто с ним не разобраться.
Но Угроза Борисовна права, педагог из него хреновый (хотя и из неё завуч так себе, как мне кажется, но это уже совсем другая история). Хотя тут снова можно задуматься. Да, он вёлся на провокации учеников, орал на них, дрался с ними, водку пил, в карты играл, и в целом вёл себя не много лучше и умнее того же Градусова, например. Но он не загонял их под одну гребёнку, пытался вести свой предмет, хотя понимал, что инфа эта устарела чуть ли не в прошлом веке, поэтому сильно не загонялся, жизни детишек не учил, позволяя набивать свои собственные шишки, и вообще считал, что школа - не воспитательное учреждение (в чём я с ним согласна, какое тут воспитание в 16 лет, всё уже родителями давно заложено или наоборот).
В общем, многие считают, что замуж за такого не пошли бы, но дружить хотели. Тоже спорный вопрос. Это как с Шелдоном Купером. Все мои знакомые девочки визжат от восторга, такой он няшка. А я считаю это лицемерием, потому что будь у них в знакомых подобный человек, фиг когда они с ним дружить стали, обозвали бы эгоистичным мерзавцем и общение прекратили. Так и со Служкиным, мне кажется, дружить с таким я бы не смогла, от этих его постоянных прибауточек становится тошно, никогда не понять, что он сказать-то хочет, а я такое не люблю. Но если бы мы с ним в поезде встретились за бутылочкой чего крепкого, то всю ночь проговорила бы с ним, попыталась понять, это да. Да и в поход с таким отправилась бы, он хоть и безответственный, но природу и её мощь уважает, думаю, с таким не пропали бы. А походы я люблю. Если первые две трети книги я читала, как лёгкое занимательное (с дурацкими описаниями города и окрестностей, все эти футуристические сравнения не по мне), то от последней трети не могла оторваться, все эти описания природы, походных сложностей, споры кто за дровами пойдёт и посиделки у костра - вот эта часть у Иванова лучше всего получилась, я считаю. Из-за неё поставила бы книге 9 из 10. Но я предпочитаю школьную пятибальную систему, поэтому тут скорее 4 с плюсом. Но книгу я ещё обязательно перечитаю, не всё так просто в ней.

P.S. Отдельно хотелось сказать про главу "В тени великой смерти", где рассказывается о Служкином-школьнике. За эту правду о пионерах отдельное спасибо автору. А то я родилась в конце 80-х и у нас в учебниках ещё оставался портрет Ленина и отголоски его "светлого" учения, пионерия была покрыта ореолом романтики и вообще, пионер - всем ребятам пример, а мы все такие нерадивые растём, нас бы и в пионеры не взяли, если бы они ещё были. А оказывается, что пионеры были обычными детьми. Думаете дети сильно отличаются из поколения в поколение? А вот нифига, дети всегда почти одинаковые, только окружающая действительность немного меняется. Так что те пионеры ещё похлеще нас бедокурили, а мы только цветочки по сравнению с ними.