February 4th, 2011

Кумико

Хибины. День пятый (продолжение). День шестой.

Этот, по Лёшиным словам "город", на самом деле оказался на первый взгляд заброшенным селом в несколько деревянных домов и пару кирпичных построек.

22 августа. 6 день.

10:40. Продолжаю свой рассказ , прерванный высадкой из поезда, поиском места для стоянки, ужином и ночевкой. Так вот. От станции "Имандра" нам очень подвезло напроситься в рабочий поезд прокатиться до Хибин.  Иначе пришлось бы полночи топать эти 20 км пешком. По прибытию в деревню Хибины мы в первую очередь узнали расписание автобусов до Апатит на утро и двинули в лес искать место для стоянки. По дороге зашли в кабак "Тьмутаракань", погуляли по навесному мосту, заплутали в лесу и через несколько часов таки нашли более-менее подходящее место для ночевки у реки Малая Белая. Так как весь вечер накрапывал дождь, дрова были все сырые, поэтому ужин готовили на горелке, а с костром заморачивались так, для антуража.

15:45.  Дежурные сварили грибной суп с мясом, а Митя приготовил свою няшечку - бобовый продукт под названием "Нут", который мы ели с кетчупом и колбасой, с которой произошел дефолт, поэтому лопали мы её в неограниченных количествах. Квитка сварила замечательное какао, а шеф-бармен Вася сделал очередное адское пойло содомии, после которого мы все завалились спать.
Сегодня утром после вкусной каши на завтрак мы отправились на станцию Хибины, откуда на автобусе доехали до Апатит. Теперь гуляем, закупаемся в поезд (праздник как никак - ситцевая свадьба Насти и Леви) и ожидаем поезд, который помчит нас через все эти красоты обратно, в Москву.
Кумико

Хибины. Поезд.

23 августа.

19:03. Поезд.  Летопесец совсем разленился, поэтому события последних суток в кратком изложении. Леви и Настя в поезде устроили праздничный ужин в честь годовщины своей свадьбы. Шампанское Мартини Асти, красная икра и докторская колбаса приятно удивили участников похода.
"Ещё Гоголь говорил, что каждый профессиональный писатель например должен написать 50 страниц печатного текста значит от руки печатными буквами в день. Вот причем значит это как он говорил что если допустим ему нечего писать абсолютно как вот тебе сейчас например не идет рифма, тогда писатель должен доставать перо допустим и писать да о том, что сегодня ему не пишется например и не идет вообще текст и да. И значит о чем я. Да вот писатель садится за стол значит и пишет о том, что ему нечего писать и таким образом у него набираются эти необходимые 50 страниц например." (с) угадайте кто.
"Кстати, вдохновясь рассказом Васи, я прошу запротоколировать. Значит первое: 22го августа в районе 9ти 40ка утра на вопрос-предложение "Где нам выбросить мусор?" прозвучал ответ эколога "Где-нибудь в Хибинах." В этот момент всем нужно было видеть  выражение лица Квитки. Во-вторых, когда хронометрист в районе 9ти 50ти утра объявил 10ти минутную туалетную паузу и отправился в лес, то, спустя некоторое время, устремив свой раздраженный взгляд в сторону предполагаемого удаления хронометриста, руководятел Квитка произнесла: "Это ж надо было такую кучу говна навалить!"



Оспаривает Квитка: "Между прочим хронометриста на месте событий не было. Мой возмущенный взгляд в месте ночевки обнаружил три кучи мусора, оставленного толкиенистами. Моему возмущению не было предела. Пускай хронометрист себе не льстит, я смотрела не на него. И вообще, он сливался с природой и не откликался на наши крики АЫА."
Обратная дорога прошла незаметно с заставленным едой столом и послезавтрачным сном. Лёша, Квитка и Миля подтвердили свои гордые звания тюленей.